Интервью с резидентом
О пиве, снеге и горах, впечатлениях и вдохновении
Джо Стеинфелдс
Я родился в Чикаго. Именно там я начал кататься на скейтборде, когда мне было 11 лет. Тогда это еще не было так распространено и не было «круто» как сейчас — скейтбординг официально признанный олимпийский вид спорта.
Фото: Instagram
В Чикаго довольно холодно зимой, поэтому я открыл для себя сноубординг. Я был одним из трех человек, которые катались — это было еще менее распространено, нежели даже скейтбординг. Но меня это ничуть не беспокоило — я очень любил кататься и никак не мог накататься вдоволь. Когда я стал старше, начались мои путешествия в горы. Дело в том, что Чикаго и прилегающая территория абсолютно плоская. Первый раз, когда я впервые попал в горы, изменил мою жизнь. Тогда я понял, что живу не в том месте. Как только я смог себе позволить купить бензин, чтобы проехать 3200 километров до озера Тахо в Калифорнии, я переехал из Чикаго. Я прожил в горах Сьерра-Невада 15 лет. В это время я работал в сноупарках.
Фото: Facebook
Все о чем я думал в то время — сноуборд, ежедневное совершенствование мастерства, поиск лучших технических решений. Сноупарки в то время становились новой индустрией, динамично развивающейся. Я был очень горд быть частью этого «бума», рад, что мне удалось поработать с лучшими прорайдерами, лучшими вендорами, производителями снаряжения. Это позволило мне написать книгу о сноупарках и технике безопасности. 15 лет назад сноупарки были строжайше запрещены. Сейчас на планете нет ни одного горнолыжного курорта мирового уровня без сноупарка мирового уровня.
Любовь к моему увлечению снегом, горами, путешествиями не могла меня не забросить в Россию. В 2012 году я приехал в The Stash Park в «Роза Хутор». Я, безусловно, представлял себе, как еду путешествовать по России, но не думал, что приеду работать. Я был очень взволнован. Парк The Stash на курорте «Роза Хутор» является седьмым в мире. Это специальный проект самого Джейка Бертона — человека, придумавшего сноуборд, а также основателя одноименной компании. Это было начало моей работы с Юрием Колобовым и Burton Snowboards в России.
Первые два раза, когда я приезжал в Россию по работе, меня немного шокировали — если вы помните, территория и инфраструктура Красной Поляны реконструировалась, а иногда строилась «с нуля» в преддверии Олимпийских игр. Я никогда не видел столько «Камазов» в одном месте. Собственно тогда еще не было понимания, каким будет сноупарк. Наверное, так бывает, когда горнолыжный курорт строят юристы и бухгалтеры, а не лыжники и сноубордисты. Потом в январе 2013 года я поехал посмотреть на другие горнолыжные курорты в России. Строить сноупарк в Набережных Челнах показалось мне довольно интересным, но необычным занятием. Скажем так — бывает сложно добиться нужного качества в силу отсутствия должного представления о качестве у заказчиков. Но это лишь вопрос времени, усилий, терпения и любви к делу.

Последние два сезона я работал над развитием сноупарка в «Роза Хутор». Моей задачей была передача опыта, знаний, той увлеченности, которая необходима для этого. Увлеченность, страсть — это очень важно в нашем деле. В России есть очень известные, маститые прорайдеры, которые строят парки для себя сами. И это лучше, чем если бы это строили менеджеры, управляющие курортами. Я давно это понял. Тут важна грань и важно иногда перестать быть менеджером и просто встать на доску.

В какой-то момент я решил варить в России пиво. Очередной «бум», развитие новой индустрии. В России у меня есть все, что мне нужно — горы и снег. Но нет пива, которое бы к этому всему подходило. Когда началась «крафтовая революция» в России я решил, что тоже приму в ней участие. Тем более, что в Соединенных Штатах этот процесс уже завершился и у меня опять есть бесценный опыт, который я могу передать, а жизнь слишком коротка, чтобы пить плохое пиво.

10 лет моего опыта и мои австрийские корни наконец нашли выход. Я попробовал намного больше сортов крафтового пива, чем можно себе представить. В те дни, когда я не катался, я ездил по крафтовым барам и частным пивоварням по всей территории США. Это ни с чем несравнимое чувство удовлетворения, когда ты экспериментируешь с ингредиентами и получаешь новые вкусы, оттенки вкуса, новые сорта пива. Я создал больше 15 сортов собственного пива. Это были как обычные лагеры, так и экспериментальные сорта с добавлением различных ингредиентов, например, кофейных зерен собственной прожарки. Я получил большое удовольствие от этих экспериментов.
Фото: Facebook
Это действительно здорово стать свидетелем новой эры пивоварения в России. Я попробовал восхитительные сорта пива в России. И их будет еще больше. Я рад быть частью всего этого!
Посетив сотни крафтовых пивоварен и баров, я понял как хорошее пиво и хорошее окружение объединяет людей. Я называю это beer experience. Сидя за барной стойкой, разговаривия о различных сортах пива, о вдохновении, которое их создает, о миссии пивовара, о том как правильно сочетать пиво, еду, настроение и времена года ты понимаешь, что это не просто выпить кружку пива и забыть об этом на следующий день. Это особая философия, особое наслаждение и времяпрепровождение.

Теперь, когда «Флакон» появился в Красной Поляне, я не могу себе представить лучшее место для реализации своей давней мечты — открыть свой собственный крафтовый бар и поделиться своим beer experience c людьми. «Флакон» — это место, где каждый может поделиться своим опытом, чувствами, вдохновением, увлеченностью чем-то особенным, тем, что заставляет тебя просыпаться рано утром и засыпать с поздно ночью.

В нашем баре мы будем наливать пиво для людей увлеченных, любителей всего нового и интересного, для настоящих ценителей хорошего пива. Я чувствую себя очень счастливым человеком и думаю, что это большая удача стать одним из тех, кто пишет новую «крафтовую» историю в России!
Ждём вас у Джо
Made on
Tilda